Еще один партнер Похлебаева арестован

В северной столице неожиданно «ожило» дело в отношении одного партнера Михалываныча – директора «Балтийской промышленной компании» Дианы Калединой. Той самой, что с Похлебаевым станки на «Маяке» «строила». Ухлопали на это дело как минимум миллиард рублей, и на выходе — ноль. Охотно делимся подробностями, о которых сообщило издание «Коммерсант».

В Санкт-Петербурге с санкции суда была помещена в СИЗО предприниматель Диана Каледина. Следователи полиции обвиняют директора и владельца «Балтийской промышленной компании» (БПК) в мошенничестве почти на 200 млн руб. при поставках станков с ИНОСТРАННЫМИ СОСТАВЛЯЮЩИМИ предприятиям, в том числе оборонного комплекса. Сама Каледина вины за собой не чувствует, так как считает, что все договоры были выполнены в полном объеме и заказчики претензий не имеют. Ранее суды дважды отказывали в аресте и продлении домашнего ареста госпожи Калединой, в защиту которой уже выступили представители бизнес-сообщества.

С ходатайством об избрании для Дианы Калединой меры пресечения в виде заключения под стражу в Смольнинский райсуд Санкт-Петербурга обратились следователи регионального ГУ МВД. Ей предъявили обвинение по трем новым уголовным делам об особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Речь шла о двух контрактах на 84,1 млн руб. и 76,8 млн руб. 2017 года о поставках станков петербургскому АО «Звезда-Редуктор» — производителю судовых редукторных передач. Еще один эпизод касался договора на 35,6 млн руб. о поставке станков в декабре 2019 года красноярскому «Красмашу», который входит в структуру «Роскосмоса». По мнению следствия, все эти средства были похищены, так как оборудование оказалось не полностью российским, а содержащим детали производства Тайваня.

Диана Каледина была задержана на 48 часов, а на следующий день следователь вышел в суд с арестом, но, схитрив, обратился не в Октябрьский суд, который ранее дважды отказывал в этом, а в Смольнинский. Этот суд, согласно официальной версии, был выбран, так как на подсудной ему территории находится один из расчетных счетов АО «Звезда-Редуктор». При этом следователь сознательно не пошел на объединение новых уголовных дел с предыдущими, несмотря на их идентичность, так как пришлось бы снова идти в Октябрьский суд, а повторное обращение за мерой пресечения недопустимо.

Между тем, в новом суде следователи, помимо привычных тезисов о возможности скрыться и оказать давление на свидетелей, упомянули, что возглавляемая госпожой Калединой БПК «маскирует противоправные действия под мнимую работу по импортозамещению», в результате ущерб может быть нанесен оборонно-промышленному комплексу как «стратегически важной отрасли экономики государства», что приведет и к «подрыву основ экономической политики РФ». Это является особенно актуальным в связи с введением в отношении РФ санкционной политики. В результате Каледина была помещена в следственный изолятор, где будет находиться как минимум до 22 октября.

Напомним, что первый раз госпожу Каледину задержали еще в конце прошлого года в Москве и этапировали в Санкт-Петербург в рамках уголовного дела, которое было связано с контрактом, заключенным БПК в 2016 году с АО «Научно-производственное предприятие «Сигнал», подконтрольным «Ростеху». Ему был поставлен фрезерный станок, имевший китайскую «начинку». Следствие настаивало на аресте бизнесвумен, но суд встал на ее сторону. Изначально Октябрьский райсуд поместил даму под домашний арест вместе с семьей — мужем, который работает у нее первым заместителем, и несовершеннолетним сыном, а впоследствии суд даже заменил ей домашний арест на запрет определенных действий. И вот другой питерский суд все-таки арестовал директоршу БПК.

Ну, что тут можно добавить? Схема применялась такая же, что и при изготовлении (на бумаге) озерских станков с китайско-тайваньскими комплектующими. На предприятиях оборонно-промышленного комплекса такие фокусы запрещены, могут использоваться только отечественные детали, и Похлебаев не мог этого не знать с самого первого дня его станкостроительной аферы. Сам Остап Бендер признал бы свое поражение в заочной дуэли с другим «великим комбинатором». Остается надеяться, что эпизоды плодотворного сотрудничества Калединой с Похлебаевым также не останутся без пристального внимания следствия. Правда, ни самого «главного комбинатора», ни его зама Ломовцева, который подписывал большую часть договоров с БПК, на «Маяке» уже нет. Но это для них слабое утешение.